Смерть михаила булгакова и его придания. Посмертная маска булгакова, причина смерти писателя. Отказ от медицинской практики

Как правило, писатель описывает то, что уже случилось. Булгаков обладал даром предвидения – то, о чем он писал, случалось позже.
Предсказал он и собственную смерть. Назвал год и даже описал ее обстоятельства.
«Имей в виду, - предупредил он жену – Елену Сергеевну, - я буду очень тяжело умирать, - дай мне клятву, что ты не отдашь меня в больницу, а я умру у тебя на руках». Елена Сергеевна клятву дала и впоследствии выполнила.
Она заставляла его регулярно обследоваться у врачей, но даже самые тщательные обследования ничего не выявляли. Между тем, назначенный (слово Елены Сергеевны) срок приближался, и когда наступил последний год, Булгаков в своем обычном шутливом тоне сообщил ей об этом.

Елена Сергеевна Булгакова

В сентябре 1939 года Булгаковы поехали в Ленинград, и во время прогулки по Невскому проспекту у Михаила Афанасьевича начало темнеть в глазах. Профессор, осмотревший Булгакова в этот же день, заявил: «Ваше дело плохо».
Все повторилось как 33 года назад в начале сентября 1906 года. Тогда внезапно начал слепнуть отец Булгакова. Через полгода его не стало. Он не дожил месяца до своего 48-летия. В этом возрасте в день своего первого приступа внезапной слепоты находился и Михаил Афанасьевич.
Поскольку по образованию Булгаков был врачом, то прекрасно понимал, что временная слепота лишь симптом той болезни, от которой умер его отец, и которую он предал по наследству своему сыну.


Отец М. А. Булгакова – Афанасий Иванович
Булгаков, ординарный профессор Киевской
духовной академии, доктор богословия

У Булгакова есть цикл рассказов «Записки юного врача», в котором повествование ведется от лица молодого врача, только получившего диплом и отправленного работать в российскую глубинку. В этом цикле масса персонажей: и коллеги главного героя, и его пациенты. И еще один персонаж, между которым и главным героем происходит основной конфликт. Персонаж этот – смерть. Она присутствует в каждом рассказе.


Мемориальная доска в честь М А Булгакова,
установленная на здании областной больницы в г. Черновцы (Украина),
где в 1916 г. он трудился хирургом

Конфликт со смертью характерен для всего творчества, да и для всей жизни писателя.
В конце 1921 года его не покидало ощущение, что вот-вот умрет кто-то из близких. В январе 1922 умерла от тифа его мать.

Варвара Михайловна – мать писателя

Осенью 1922 года Булгаков пишет коротенький рассказ «Красная корона». Главный герой рассказа теряет брата, и тот является ему в красной короне. Корона – опознавательный знак смерти. Действие «Красной короны» происходит в психиатрической клинике. Позже туда попадут и многие другие герои Булгакова.
Булгаков не боится смерти как таковой, гораздо страшнее для него литературное небытие. Иногда у него даже вырывается: «Себе я ничего не желаю, кроме смерти».
Что это? Склонность к самоубийству? Ни в коем случае. У Булгакова был совершенно определенный взгляд на этот способ ухода из жизни – он считал это неприемлемым. Дело в том, что в возрасте 23-х лет он стал свидетелем самоубийства. Его друг застрелился практически у него на глазах. Смерть наступила не сразу. Булгаков, как врач, пытался спасти друга, но лишь продлил агонию. Недаром в «Мастере и Маргарите» самоубийцы предстают перед читателем как подданные дьявола.
Однако за полтора месяца до смерти он пишет: «Как известно, есть один приличный вид смерти – от огнестрельного оружия, но такового у меня, к сожалению, не имеется.
Неприлично, по его мнению, умирать в больнице. Воланд в «Мастере и Маргарите» говорит: «Какой смысл умирать в палате под стоны и хрипы безнадежно больных? Не лучше ли… приняв яд, переселиться под звуки струн?..»
Многие его герои кончают или собираются кончать жизнь самоубийством. Таким образом, через все творчество, да, пожалуй, и через всю жизнь Булгакова проходит почти гамлетовский вопрос: стрелять или не стрелять?..
Герой его рассказа «Морфий» доктор Поляков, который пристрастился к наркотику и не сумел преодолеть страшную зависимость, решает стрелять. Надо сказать, что Булгаков сам прошел через это пагубное пристрастие, но у него хватило сил отказаться от наркотика.

Но вернемся к смерти. Именно с помощью нее пытается избавить Иешуа («Мастер и Маргарита») от страданий на кресте, Левий Матвей, но Бог или провидение мешают ему сделать это.
Вообще в произведениях Булгакова легкой смертью умирают лишь легковесные, бесполезные люди: Берлиоз в «Мастере и Маргарите», Фельдман в «Белой гвардии». Тем же, чья жизнь имеет смысл не только для них самих, перед уходом из нее выпадают большие муки – будь то бродячий иудейский писатель Иешуа Га-Ноцри или русский писатель Михаил Афанасьевич Булгаков.
Свой главный роман «Мастер и Маргарита» Булгаков писал до самой смерти, но так и не закончил работу (ее завершила жена, Елена Сергеевна). Хотя в одной из подготовительных тетрадей к роману писатель пишет наказ самому себе: «Дописать прежде, чем умереть!..» Увы…


«Мастер и Маргарита»: «Рукописи не горят…»

В 1939 году Булгаков пишет пьесу о Сталине (идет на сделку с Дьяволом?). Поначалу пьесу принимают хорошо и даже начинают готовиться к постановке, но главный ее герой лично принимает решение – пьесу не ставить. Это огромное психологическое потрясение для Булгакова. Именно оно и дает толчок к бурному развитию болезни.
Булгакова, который ехал на Кавказ, чтобы посмотреть натуру, где происходит действие пьесы, буквально с полдороги телеграммой «сверху» возвращают назад.
Вот что пишет Елена Сергеевна: «Через три часа бешеной езды были на квартире. Миша не позволял зажечь свет: горели свечи!»
Боязнь света была одним из симптомов болезни.
«Он ходил по квартире, потирал руки и говорил – покойником пахнет».
До смерти оставалось 207 дней.
Светобоязнь, временная слепота – на самом деле все это симптомы болезни отнюдь не зрения, а… почек. Гипертонический нефросклероз. От этой болезни умер отец писателя, и от нее же теперь умирал он сам.
Для справки
Нефросклероз (синоним: «сморщенная почка») – патологическое состояние, при котором ткань почки заменяется соединительной тканью, а сама почка уменьшается в размерах («сморщивается»), при этом нарушаются ее функции вплоть до полного прекращения работы почки.
Булгаков в свое время говорил одному из друзей: «Имей в виду, самая подлая болезнь – почки. Она подкрадывается, как вор. Исподтишка, не подавая никаких болевых сигналов.
Именно так чаще всего. Поэтому, если бы я был начальником всех милиций, я бы заменил паспорта предъявлением анализа мочи, лишь на основании коего и ставил бы штамп о прописке».
Напомним, первый раз временная потеря зрения случилась в Ленинграде. Булгаковы возвращаются в Москву, где Михаила Афанасьевича осматривает будущий генерал медицинской службы Мирон Семенович Вовси. Он настоятельно рекомендует писателю лечь в Кремлевскую клинику. Настаивает и жена, но Булгаков напоминает ей о давнем обещании.
Уже возле дверей Вовси говорит: «Я не настаиваю, так ка это вопрос трех дней». Однако Булгаков прожил еще полгода.


Мирон Семенович Вовси (1897-1960) – советский терапевт и
ученый-медик. Доктор медицинских наук (1936), профессор (1936),
генерал-майор медицинской службы (1943). Заслуженный деятель
науки РСФСР (1944), академик АМН СССР (1948). Автор научных работ,
преимущественно о лечении болезней почек, легких, органов
кровообращения; разработал основные положения военно-полевой
терапии, одним из создателей которой он является.

В первый день после возвращения из Ленинграда Булгаковых посетил Сергей Ермолинский (тот самый, которому Булгаков рассказывал о коварстве почек). Михаил Афанасьевич последовательно описал ему, как будет развиваться болезнь. Назвал месяцы, недели и даже числа.
«Я не верил ему, - признавался Ермолинский, - но дальше все шло как по расписанию, им самим начертанному».
10 октября Булгаков пишет завещание, по которому, все, что ему принадлежит, и, в первую очередь, авторские права, переходит к Елене Сергеевне.
Умирал Булгаков тяжело. Его мучили боли, а смерть все не приходила. 1 февраля 1940 года он обращается к жене: «Ты можешь достать у Евгения (сына Елены Сергеевны – авт. ) револьвер?» Он просил смерти у неба. Очень хорошо поняла это его состояние Анна Ахматова и отразила позже в своих стихах:
И гостью страшную ты
Сам к себе впустил
И с ней наедине остался.


М. А. Булгаков на смертном одре

Михаил Афанасьевич Булгаков умер 10 марта 1940 года.
Перед панихидой московский скульптор С. Д. Меркуров снял с лица М. Булгакова посмертную маску.


Посмертная маска Булгакова

Сначала с покойным прощались дома, потом гроб перевезли в Союз писателей. Музыки при прощании не было (об этом просил сам Булгаков). На панихиде выступил сосед Булгаковых по лестничной площадке драматург Алексей Файко. Из Союза писателей отправились в крематорий.
На могиле Михаила Булгакова долгое время не было памятника. Предложений было много, но Елена Сергеевна от всех отказывалась. Однажды она зашла в мастерскую на Новодевичьем кладбище и увидела в яме какую-то глыбу. Директор мастерской пояснил, что это – гологофа, камень, снятый с могилы Гоголя, поскольку его место занял новый памятник. Елена Сергеевна установила голгофу на могиле мужа.


Могила Михаила Афанасьевича и Елены Сергеевны Булгаковых
на Новодевичьем кладбище в Москве

К Гоголю у Булгакова было отношение особое. Надо ли говорить, что «чертовщинка», присутствующая во многих булгаковских произведениях, - следование гоголевским традициям.
В одном из писем он описывает свой сон: «…Ко мне ночью вбежал хорошо знакомый человечек с острым носом, с большими сумасшедшими глазами. Воскликнул: «Что это значит?!» Это был не просто сон. Гоголь был возмущен вольной булгаковской инсценировкой «Мертвых душ». В этом же письме содержится обращенная к Гоголю фраза: «Укрой меня своей чугунной шинелью». Пусть не шинелью, но камнем…
Находясь уже на краю могилы, ослепший Булгаков просил читать ему о последних днях и часах Гоголя.
А о последних днях и часах Булгакова поведал его сосед – сценарист Евгений Габрилович: «Мы слышали из нашей квартиры, как он умирал. Тревожные голоса, вскрики, плач. Поздним вечером с балкона была видна зеленая лампа, покрытая шалью, и люди, бессонно и скорбно озаренные ею». Габрилович не пишет, сколько было таких вечеров, дней, ночей, но последний ему запомнился особенно. Запомнился ему, как он пишет: «страшный, бессильный, пронзительный женский крик».
Но она все-таки добралась до дневника и записала: «16.39. Миша умер».


Дневник Елены Сергеевны Булгаковой

Михаил Булгаков почти точно предсказал дату своей смерти. Предсказал тогда, когда был на ногах и выглядел вполне здоровым человеком. Через 7 месяцев его не стало. Что это — предчувствие хорошего писателя или опыт хорошего врача?

«Имей в виду, я буду очень тяжело умирать»

Медики говорят, остаться здоровым в той жизни, которую прожил Булгаков, в принципе сложно. Две войны, голод, эпидемии тифа и холеры. Да и наследственность тяжелая — отец Булгакова умер от той же болезни и в том же возрасте, что и Михаил Афанасьевич. Однако братья и сестры писателя прожили долгие жизни.

Эксперты документального сериала « Клинический случай» на канале «Доктор» попробовали ответить на вопрос, почему Михаилу Булгакову не помогли лучшие врачи того времени и смогли бы современные врачи вылечить писателя.

«Имей в виду, я буду очень тяжело умирать, дай мне клятву, что ты не отдашь меня в больницу, а я умру у тебя на руках», — сказал Булгаков жене в 1939 году. Елена Сергеевна просьбу выполнила. Писатель скончался дома, переживая страшные боли — даже прикосновения одежды и одеяла были мучительны. Диагноз — нефросклероз, прогрессирующее заболевание почек, осложненное артериальной гипертонией, то есть повышенным давлением.

Сывороточная болезнь

Почечная недостаточность была у писателя с детства и, скорее всего, досталась ему в наследство от отца. В 1916 году Булгаков получил в Киеве диплом лекаря с отличием. Сначала работал военным врачом на фронте Первой мировой, «пилил ноги», так как самым распространенным солдатским диагнозом тогда была гангрена.

После его послали в село Никольское земским доктором, то есть человеком, который лечит почти все — терапевт, хирург и акушер в одном лице.

О работе в Никольском Булгаков напишет свои «Записки юного врача», в том числе о том, как лечил дифтерийный круп у крестьянских детей. Дифтерия — часто смертельная инфекционная болезнь, при которой дыхательные пути может перекрыть тонкая пленка. Круп не дает сделать вдох и убивает пациента, поэтому врачу в те годы приходилось отсасывать пленку специальной трубкой. При такой процедуре нередко заболевал и сам доктор — на счету дифтерии тысячи погибших при работе врачей.

Булгаков лечил от крупа ребенка и понял, что, возможно, заразился. Он решил ввести себе противодифтерийную сыворотку. Она сильно отличалась от современной прививки — да, более или менее защищала от инфекции, но давала тяжелые побочные эффекты и могла вызвать сывороточную болезнь. Именно это и случилось с Булгаковым. У него начался кожный зуд, распухло лицо, он не мог ходить, постоянно находился в постели. И без того не очень крепкое здоровье пошатнулось. Чтобы облегчить боль, Булгаков выписал себе рецепт на морфий. Первая жена писателя покупала его в разных аптеках, чтобы не вызывать подозрений, а Булгаков колол себе его дважды в день. Зависимость от морфия он впоследствии смог побороть, а вот привычку к обезболиванию — нет. Она-то, возможно, и привела его к гибели.

Мучительные головные боли

Во время Гражданской войны писатель снова работал на фронте и там перенес тиф. Выжил. Переехал в Москву. Там много и продуктивно работал. Все чаще писателя стали мучить невыносимые головные боли, которыми он впоследствии наградил героя «Мастера и Маргариты» Понтия Пилата: «Прокуратор был как каменный, потому что боялся качнуть пылающей адской болью головой.

Чтобы хоть как-то облегчить свое состояние, Булгаков пил много обезболивающих, по 4 порошка за раз. «Одна из причин, по которой у Булгакова прогрессировала болезнь почек, — нефротоксическое действие этих препаратов», — считает профессор Сеченовского университета Леонид Дворецкий.

«Хроническая болезнь почек — это немой убийца», — говорит нефролог Михаил Швецов про болезнь Булгакова. — Очень долго пациент не испытывает никаких симптомов, ухудшения самочувствия».

Но почечная недостаточность часто дает предрасположенность к гипертонии и инсультам. У писателя развилась самая тяжелая форма — злокачественная артериальная гипертензия, которая быстро дает осложнения на глаза, сердце и, опять же, почки.

В 1939 году Булгаков постоянно шутил о своей смерти, говорил, что пишет последнюю пьесу, живет последний год и в квартире уже «покойником пахнет». При этом анализы у него были вполне хорошие. Дело в том, что подтвердить изменения в почках — нефросклероз — могло бы УЗИ, которое тогда еще не изобрели. Оно появится только через 2 года, а в широкую практику войдет еще позже.

А вскоре писатель ослеп (его отец тоже ослеп перед смертью). Булгакова, к которому Иосиф Сталин имел особое, хоть и непростое отношение, лечили лучшие в СССР врачи, в том числе личный врач генсека профессор Виноградов . Писателя отправляют в санаторий в Барвиху — есть овощи и дышать воздухом. Зрение возвращается, но болезнь продолжает прогрессировать. Из санатория Булгаков вернулся разочарованным в терапевтах. Как врач он понимал, что лечение не сработало.

Помогла бы пересадка

Причины смерти Булгакова.

Его болезнь открылась осенью 1939 года во время поездки в Ленинград. Диагноз был таков: остроразвивающаяся высокая гипертония, склероз почек. Вернувшись в Москву, Булгаков слег уже до конца своих дней.

"Я пришел к нему в первый же день после их приезда,- вспоминает близкий друг писателя, драматург Сергей Ермолинский. - Он был неожиданно спокоен. Последовательно рассказал мне все, что с ним будет происходить в течение полугода - как будет развиваться болезнь. Он называл недели, месяцы и даже числа, определяя все этапы болезни. Я не верил ему, но дальше все шло как по расписанию, им самим начертанному. Когда он меня звал, я заходил к нему. Однажды, подняв на меня глаза, он заговорил, понизив голос и какими-то несвойственными ему словами, словно стесняясь: - Чего-то я хотел тебе сказать. Понимаешь. Как всякому смертному, мне кажется, что смерти нет. Ее просто невозможно вообразить. А она есть.

Он задумался и потом сказал еще, что духовное общение с близким человеком после его смерти отнюдь не проходит, напротив, оно может обостриться, и это очень важно, чтобы так случилось. Жизнь обтекает его волнами, но уже не касается его. Одна и та же мысль, днем и ночью, сна нет. Слова встают зримо, можно, вскочив, записать их, но встать нельзя, и все, расплываясь, забывается, исчезает. Так пролетают над яром прекрасные сатанинские ведьмы, как долетают они в его романе. И реальная жизнь превращается в видение, оторвавшись от повседневности, опровергая ее вымыслом, чтобы сокрушить пошлую суету и зло.

Почти до самого последнего дня он беспокоился о своем романе, требовал, чтобы ему прочли то ту, то другую страницу. Это были дни молчаливого и ничем не снимаемого страдания. Слова медленно умирали в нем. Обычные дозы снотворного перестали действовать.

Весь организм его был отравлен, каждый мускул при малейшем движении болел нестерпимо. Он кричал, не в силах сдержать крик. Этот крик до сих пор у меня в ушах. Мы осторожно переворачивали его. Как ни было ему больно от наших прикосновений, он крепился и, даже тихонько застонав, говорил мне едва слышно, одними губами: - Ты хорошо это делаешь. Хорошо. Он ослеп.

Он лежал голый, лишь с набедренной повязкой. Тело его было сухо. Он очень похудел. С утра приходил Женя, старший сын Лены (сын Елены Сергеевны Булгаковой от первого брака.- А. Д.). Булгаков трогал его лицо и улыбался. Он делал это не только потому, что любил этого темноволосого, очень красивого юношу, по-взрослому холодновато-сдержанного,- он делал это не только для него, но и для Лены. Быть может, это было последним проявлением его любви к ней - и благодарности.

10 марта в 4 часа дня он умер. Мне почему-то всегда кажется, что это было на рассвете. На следующее утро,- а может быть, в тот же день, время сместилось в моей памяти, но, кажется, на следующее утро - зазвонил телефон. Подошел я. Говорили из Секретариата Сталина. Голос спросил: - Правда ли, что умер товарищ Булгаков? - Да, он умер. Тот, кто говорил со мной, положил трубку".

К воспоминаниям Ермолинского следует добавить несколько записей из дневника жены Булгакова Елены Сергеевны. Она свидетельствует, что в последний месяц жизни он был углублен в свои мысли, смотрел на окружающих отчужденными глазами. И все же, несмотря не физические страдания и болезненное душевное состояние, он находил в себе мужество, чтобы, умирая, шутить "с той же силой юмора, остроумия". Продолжал он и работу над романом "Мастер и Маргарита".

Вот последние записи из дневника Е. С. Булгаковой:

Продиктовал страничку (о Степе - Ялта).

Работа над романом.

Ужасно тяжелый день. "Ты можешь достать у Евгения* револьвер?"

Сказал: "Всю жизнь презирал, то есть не презирал, а не понимал. Филемон и Бавкида** . и вот теперь понимаю, это только и ценно в жизни".

Мне: "Будь мужественной".

Утром, в 11 часов. "В первый раз за все пять месяцев болезни я счастлив. Лежу. покой, ты со мной. Вот это счастье. Сергей в соседней комнате".

"Счастье - это лежать долго. в квартире. любимого человека. слышать его голос. вот и все. остальное не нужно."

В 8 часов (Сергею) "Будь бесстрашным, это главное".

Утром: "Ты для меня все, ты заменила весь земной шар. Видел во сне, что мы с тобой были на земном шаре". Все время весь день необычайно ласков, нежен, все время любовные слова - любовь моя. люблю тебя - ты никогда не поймешь это.

Утром - встреча, обнял крепко, говорил так нежно, счастливо, как прежде до болезни, когда расставались хоть ненадолго. Потом (после припадка): умереть, умереть. (пауза) . но смерть все-таки страшна. впрочем, я надеюсь, что (пауза) . сегодня последний, нет предпоследний день.

Без даты.

Сильно, протяжно, приподнято: "Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя!" - Как заклинание. Буду любить тебя всю мою жизнь.- Моя!

"О, мое золото!" (В минуту страшных болей - с силой). Потом раздельно и с трудом разжимая рот: го-луб-ка. ми-ла-я. Записала, когда заснул, что запомнила. "Пойди ко мне, я поцелую тебя и перекрещу на всякий случай. Ты была моей женой, самой лучшей, незаменимой, очаровательной. Когда я слышал стук твоих каблучков. Ты была самой лучшей женщиной в мире. Божество мое, мое счастье, моя радость. Я люблю тебя! И если мне суждено будет еще жить, я буду любить тебя всю мою жизнь. Королевушка моя, моя царица, звезда моя, сиявшая мне всегда в моей земной жизни! Ты любила мои вещи, я писал их для тебя. Я люблю тебя, я обожаю тебя! Любовь моя, моя жена, жизнь моя!" До этого: "Любила ли ты меня? И потом, скажи мне, моя подруга, моя верная подруга."

Миша умер".

И еще один штрих. Валентин Катаев, которого Булгаков недолюбливал и даже однажды публично назвал "жопой", рассказывает, как навестил Булгакова незадолго до смерти. "Он (Булгаков) сказал по своему обыкновению: - Я стар и тяжело болен. На этот раз он не шутил. Он был действительно смертельно болен и как врач хорошо это знал. У него было измученное землистое лицо. У меня сжалось сердце. - К сожалению, я ничего не могу вам предложить, кроме этого,- сказал он и достал из-за окна бутылку холодной воды. Мы чокнулись и отпили по глотку. Он с достоинством нес свою бедность.

Я скоро умру,- сказал он бесстрастно. Я стал говорить то, что всегда говорят в таких случаях,- убеждать, что он мнителен, что он ошибается. - Я даже могу вам сказать, как это будет,- прервал он меня, не дослушав.- Я буду лежать в гробу, и, когда меня начнут выносить, произойдет вот что: так как лестница узкая, то мой гроб начнут поворачивать и правым углом он ударится в дверь Ромашова, который живет этажом ниже.

Все произошло именно так, как он предсказал. Угол его гроба ударился в дверь драматурга Бориса Ромашова."

Михаил Афанасьевич Булгаков стал одним из самых читаемых, обсуждаемых и вспоминаемых авторов XX века. Его творчество, личная жизнь и даже смерть дополняются тайнами и легендами, а роман «Мастер и Маргарита» вписал имя своего создателя золотыми буквами в анналы русской и мировой литературы. Но тайны всегда окутывали его персону, и вопрос: «Зачем Булгаков сделал себе посмертную маску?» так и не был до конца раскрыт.

Трудный путь

Сейчас имя Булгакова на слуху, но было время, когда произведения его не издавались, а сам он находился под тщательным наблюдением властей и оголтелых приверженцев партии. Это одновременно и раздражало, и расстраивало писателя, ведь приходилось постоянно быть на чеку, чтобы не давать повода для досужих разговоров и претензий. Жизнь Булгакова никогда не была простой - ни во время работы врачом, ни в качестве автора театральных пьес, ни как романиста. Но последний отпечаток - посмертная маска Булгакова - говорит о том, что высшее общество, и в первую очередь власть, оценили его талант.

Личная жизнь

Родился Михаил Афанасьевич 3 мая 1891 года в Киеве в семье преподавателя Киевской духовной академии. Он был самым старшим ребенком. Помимо него, у родителей родилось два брата и четыре сестры. Когда мальчику исполнилось семь, его отец слег с нефросклерозом и вскоре умер.

Среднее образование Михаил получал в лучшей киевской гимназии, но особо прилежным не был. Это не помешало юноше поступить на медицинский факультет Императорского университета. Как раз в этот момент началась война 1914-1918 гг., и образование проходило в военно-полевых условиях. В то же время он знакомится со своей будущей женой Татьяной Лаппой, пятнадцатилетней девушкой, подающей большие надежды. Они не стали откладывать все в долгий ящик, и, когда Булгаков был на втором курсе, поженились.

Первая мировая война

Это историческое событие не внесло раскола в размеренную жизнь молодой четы. Они все делали вместе. Татьяна ездила за мужем по фронтовым госпиталям, организовывала пункты сортировки и помощи пострадавшим, активно участвовала в работе в качестве медсестры и ассистентки. Диплом врача Булгаков получил, будучи на фронте. В марте 1916 года будущий писатель был отозван в тыл и оправлен в заведовать врачебным пунктом. Там началась его официальная медицинская практика. О ней можно прочесть в рассказах «Записки юного врача» и «Морфий».

Пагубное пристрастие

Летом 1917 года, делая трахеотомию ребенку, больному дифтерией, Михаил Афанасьевич решил, что мог заразиться, и в качестве превентивных мер прописал себе морфий, чтобы снять зуд и боли. Зная, что лекарство вызывает сильное привыкание, он продолжал его принимать и со временем превратился в постоянного своего «больного». Его жена Татьяна Лаппа не смирилась с таким положением дел и вместе с И. П. Воскресенским смогла избавить писателя от этой привычки. Но с врачебной карьерой было покончено, так как морфинизм считался неизлечимой болезнью. Позднее, уже переборов привычку, он смог начать частную практику. Это было кстати, так как в Киеве и пригородах шли бои, власть постоянно менялась, и требовалась квалифицированная медицинская помощь. Это время отражено в романе «Белая гвардия». Там фигурируют не только но и члены его семьи: сестры, брат, зять.

Северный Кавказ

Зимой 1919 года Булгакова снова мобилизуют как военнообязанного и оправляют во Владикавказ. Там он обустраивается, вызывает свою жену телеграммой и продолжает лечить. Участвует в военных операциях, помогает местному населению, пишет рассказы. В основном описывает свои «приключения», жизнь в непривычной для себя обстановке. В 1920-м с медициной было покончено навсегда. И началась новая веха жизни - журналистика и так называемые малые жанры (рассказы, повести), которые печатались в местных северокавказских газетах. Булгакову хотелось известности, но жена не разделала его стремлений. Тогда у них начался обоюдный разрыв. Но когда писатель заболевает тифом, супруга выхаживает его, и днем, и ночью сидя около постели. После выздоровления пришлось привыкать к новым порядкам, так как во Владикавказ пришла Советская власть.

Тяжелый период

Двадцатые годы прошлого века были для семьи Булгаковых непростыми. Нужно было зарабатывать себе на жизнь упорным ежедневным трудом. Это сильно изматывало писателя, не давало ему вздохнуть спокойно. В этот период он начинает писать «коммерческую» литературу, в основном пьесы, которые сам не любил и считал недостойными называться искусством. Позднее он распорядился их все сжечь.

Власть Советов все более ужесточала режим, критике подвергались не только произведения, но и случайные разрозненные фразы, которые собирали недоброжелатели. Естественно, что в подобных условиях жить становилось затруднительно, и супруги уехали сначала в Батум, а затем и в Москву.

Московская жизнь

Образ Булгакова у многих ассоциировался с героями его же произведений, что впоследствии доказала и сама жизнь. Сменив несколько квартир, чета остановилась в доме по адресу ул. Большая Садовая 10, квартира № 50, увековеченном в самом известном романе автора «Мастер и Маргарита». С работой снова начались проблемы, в магазинах продукты выдавали по карточкам, а получить эти заветные кусочки бумаги было чрезвычайно сложно.

1 февраля 1922 года умирает мать Булгакова. Это событие становится страшным ударом для него, особенно обидно для писателя то, что даже на похороны поехать он не имеет возможности. Через два года происходит окончательный разрыв с Лаппой. К моменту их развода у Михаила Афанасьевича уже был бурный роман с Любовью Белозерской, ставшей его второй женой. Она была балериной, женщиной из высшего света. Именно такой Булгакову грезилась жена писателя, но их брак был недолгим.

Перечистенское время

Наступает время расцвета карьеры Булгакова как писателя и драматурга. Его пьесы ставятся, зритель встречает их благосклонно, жизнь налаживается. Но в это же время писателем начинает интересоваться НКВД и пытается инкриминировать ему неуважение к действующей власти или что похуже. Как из посыпались запреты: на спектакли, на печать в прессе, на публичные выступления. Затем снова наступило безденежье. В 1926 году писателя даже вызывают на допросы. 18 апреля того же года состоялся знаменитый телефонный разговор со Сталиным, который снова изменил жизнь Булгакова к лучшему. Его взяли режиссером во МХАТ.

Нюренберг-Шиловская-Булгакова

Именно там, во МХАТе, писатель познакомился со своей третьей женой, Еленой Сергеевной Шиловской. Сначала они просто дружили, но потом поняли, что жить не могут друг без друга, и решили не мучить никого. Очень долгим и неприятным был разрыв Шиловской со своим первым мужем. У нее было двое детей, которых супруги поделили между собой, и сразу же после того, как Белозерская дала Булгакову развод, влюбленные поженились. Эта женщина стала настоящей опорой и поддержкой для него в самые трудные годы жизни. Во время работы над самым знаменитым романом и в период болезни.

«Мастер и Маргарита» и последние годы

Работа над центральным романом полностью захватила писателя, он уделял ей много внимания и сил. В 1928 году появилась только задумка книги, в 1930-м вышел черновой вариант, который пережил значительные преобразования, необходимые для того, чтобы свет увидел тот текст, который все помнят, наверное, наизусть. Некоторое страницы переписывались десятки раз, а последние годы жизни Булгакова были заняты правкой уже готовых фрагментов и надиктовыванием «чистового» варианта Елене Сергеевне.

Но и драматургическая деятельность не простаивает в последние годы жизни Булгакова. Он ставит пьесы по произведениям любимых авторов - Гоголя и Пушкина, сам пишет «в стол». Александр Сергеевич был единственным поэтом, которого любил писатель. И одним из тех деятелей, с которых была снята Булгакова посещает замысел театрального произведения о Сталине, но генсек пресек эти попытки.

На пороге смерти

10 сентября 1939 года у писателя внезапно пропадает зрение. Булгаков (причина смерти отца его - нефросклероз) вспоминает все симптомы этого недуга и приходит к заключению, что у него та же болезнь. Благодаря усилиям жены и санаторно-курортному лечению проявления склероза отступают. Это позволяет даже вернуться к покинутой работе, но ненадолго.

Дата смерти Булгакова - 10 марта 1940 года, без двадцати пять пополудни. Он отошел в мир иной, стоически перенося все страдания и боль. Оставив после себя богатое творческое наследие. Тайна смерти Михаила Булгакова и не была тайной вовсе: осложнения нефросклероза погубили его так же, как и отца. Он знал, чем все закончится. Конечно, никто не мог сказать, когда именно произойдет это печальное событие, когда умрет Булгаков. Причина смерти была очевидна, а вот то, сколько он еще сможет держаться за жизнь - нет.

Панихида и похороны проходили очень торжественно. По традиции с лица писателя была снята посмертная маска. Булгакова было решено кремировать, согласно его завещанию. На поминальную службу пришли товарищи Михаила Афанасьевича по перу, коллеги из МХАТа, члены союза писателей. Звонил даже секретарь Сталина, а после этого вышла большая эпитафия в «Литературной газете». Похоронен он на Новодевичьем кладбище, неподалеку от могилы Чехова.

Если вас волнует вопрос: «Где хранится посмертная маска Булгакова?», то ответ на него прост: она отправилась к таким же посмертным слепкам, в музей. Тогда подобные скульптуры делали только в исключительных случаях, что говорит об уважении и почитании Булгакова как талантливого писателя, несмотря на все сложности его жизненного пути. В завещании писателя нет, да и не могло быть пункта, в который бы вписывалась посмертная маска. Булгакова никогда не занимало праздное пижонство, особенно такого рода. Запечатлеть именно этот момент решили его коллеги.

Михаил Булгаков - русский писатель и драматург, автор множества произведений, которые на сегодняшний день считаются классикой русской литературы. Достаточно назвать такие романы, как «Мастер и Маргарита», «Белая гвардия» и повести «Дьяволиада», «Собачье сердце», «Записки на манжетах». Многие книги и пьесы Булгакова были экранизированы.

Детство и юность

Михаил родился в Киеве в семье профессора-богослова Афанасия Ивановича и его супруги Варвары Михайловны, которая занималась воспитанием семерых детей. Миша был самым старшим ребенком и по возможности помогал родителям управляться с хозяйством. Из остальных детей Булгаковых известность получили Николай, ставший ученым-биологом, Иван, прославившийся в эмиграции как музыкант-балалаечник, и Варвара, которая оказалась прототипом Елены Турбиной в романе «Белая гвардия».

После окончания гимназии Михаил Булгаков поступает в университет на медицинский факультет. Его выбор оказался связан исключительно с меркантильным желанием – оба дяди будущего писателя были врачами и очень хорошо зарабатывали. Для мальчика, выросшего в многодетной семье, этот нюанс был основополагающим.


Во время Первой мировой войны Михаил Афанасьевич служил в прифронтовой зоне в должности доктора, после чего врачевал в Вязьме, позднее - в Киеве, в качестве венеролога. В начале 20-х годов он переезжает в Москву и начинает литературную деятельность, сначала как фельетонист, позднее – как драматург и театральный режиссер МХАТа и Центрального театра рабочей молодёжи.

Книги

Первой опубликованной книгой Михаила Булгакова была повесть «Похождения Чичикова», написанная в сатирической манере. За ней последовали частично автобиографические «Записки на манжетах», социальная драма «Дьяволиада» и первое крупное произведение писателя – роман «Белая гвардия». Удивительно, но первый роман Булгакова критиковали со всех сторон: местная цензура назвала его антикоммунистическим, а зарубежная пресса отзывалась как о слишком лояльном как раз к Советской власти.


О начале своей врачебной деятельности Михаил Афанасьевич поведал в сборнике рассказов «Записки юного врача», который и сегодня читается с огромным интересом. Особенно выделяется рассказ «Морфий». С медициной связана и одна из самых известных книг автора – «Собачье сердце», хотя в действительности она является тонкой сатирой на современную Булгакову действительность. Тогда же была написана и фантастическая повесть «Роковые яйца».


К 1930 году произведения Михаила Афанасьевича перестали печатать. Например, «Собачье сердце» впервые было опубликовано только в 1987 году, «Жизнь господина де Мольера» и «Театральный роман» - в 1965-ом. А самый сильный и невероятно масштабный роман «Мастер и Маргарита», который Булгаков писал с 1929 года и до самой смерти, впервые увидел свет только в конце 60-х годов и то – в сокращенном виде.


В марте 1930-го года потерявший почву под ногами писатель отправляет письмо правительству, в котором просит решить его судьбу – или разрешить эмигрировать, или дать возможность работать. В результате ему позвонил лично и сказал, что ему будет позволено ставить спектакли. Но издание книг Булгакова при его жизни так и не возобновилось.

Театр

Еще в 1925 году на сцене московских театров с большим успехом ставились пьесы Михаила Булгакова - «Зойкина квартира», «Дни Турбиных» по роману «Белая гвардия», «Бег», «Багровый остров». Через год министерство хотело запретить постановку «Дней Турбиных» как «антисоветскую штучку», но решено было этого не делать, так как спектакль очень нравился Сталину, который посетил его 14 раз.


Вскоре пьесы Булгаковы были все же сняты из репертуара всех театров страны и только в 1930-ом году, после личного вмешательства Вождя, Михаил Афанасьевич был восстановлен как драматург и режиссер.

Он ставит гоголевские «Мёртвые души» и диккенсовский «Пиквикский клуб», а вот его авторские пьесы « », «Блаженство», «Иван Васильевич» и другие при жизни драматурга так и не вышли в свет.


Единственным исключением стал спектакль «Кабала святош», поставленный по пьесе Булгакова « » в 1936 году после пятилетней череды отказов. Премьера прошла с громадным успехом, но труппа успела дать всего 7 показов, после чего пьеса была запрещена. После этого Михаил Афанасьевич увольняется из театра и в дальнейшем зарабатывает на жизнь как переводчик.

Личная жизнь

Первой женой великого писателя была Татьяна Лаппа. Их свадьба была более чем бедной – у невесты даже не было фаты, да и жили они затем весьма скромно. Кстати, именно Татьяна стала прототипом для Анны Кирилловны из рассказа «Морфий».


В 1925 году Булгаков познакомился с Любовью Белозёрской, происходившей из старинного рода князей. Она увлекалась литературой и полностью понимала Михаила Афанасьевича как творца. Писатель тут же разводится с Лаппой и женится на Белозерской.


А в 1932 году он встречает Елену Сергеевну Шиловскую, урожденную Нюрнберг. Мужчина бросает вторую супругу и ведет под венец третью. Между прочим, именно Елена выведена в самом знаменитом его романе в образе Маргариты. С третьей женой Булгаков прожил до конца жизни, и именно она приложила титанические усилия, чтобы впоследствии произведения ее любимого человека были опубликованы. Ни с одной из жен у Михаила детей не рождалось.


Существует забавная арифметически-мистическая ситуация с супругами Булгакова. Каждая из них имела по три официальных брака, как и он сам. Причем для первой жены Татьяны Михаил был первым супругом, для второй Любови – вторым, а для третьей Елены, соответственно, третьим. Так что мистика у Булгакова присутствует не только в книгах, но и в жизни.

Смерть

В 1939 году писатель работал над пьесой «Батум» об Иосифе Сталине, в надежде, что такое произведение точно не запретят. Пьеса уже готовилась к постановке, когда пришло указание прекратить репетиции. После этого у Булгакова начало резко ухудшаться здоровье – он стал терять зрение, дала о себе знать и врожденная болезнь почек.


Михаил Афанасьевич вернулся к употреблению морфия для снятия болевых симптомов. С зимы 1940 года драматург перестал вставать с постели, а 10 марта великого писателя не стало. Похоронен Михаил Булгаков на Новодевичьем кладбище, а на его могиле по настоянию супруги положен камень, который ранее был установлен на могиле .

Библиография

  • 1922 - «Похождения Чичикова»
  • 1923 - «Записки юного врача»
  • 1923 - «Дьяволиада»
  • 1923 - «Записки на манжетах»
  • 1924 - «Белая гвардия»
  • 1924 - «Роковые яйца»
  • 1925 - «Собачье сердце»
  • 1925 - «Зойкина квартира»
  • 1928 - «Бег»
  • 1929 - «Тайному другу»
  • 1929 - «Кабала святош»
  • 1929-1940 - «Мастер и Маргарита»
  • 1933 - «Жизнь господина де Мольера»
  • 1936 - «Иван Васильевич»
  • 1937 - «Театральный роман»